На главную / Гагрский район / История Гагры

История Гагры

Гагра хранит седые следы древности, реликвии истории, отражающие ее судьбу. Территория современной Гагры издавна была населена человеком. На левом берегу реки Цихерва найдены остатки верхнепалеолитической стоянки — здесь еще около 20 тысяч лет назад жили люди. На южной окраине города, на берегу моря, в конце III тысячелетия до н. э. существовал небольшой, вероятно, рыболовецкий поселок.

В античный период Гагрская бухта привлекала внимание греческих купцов. Здесь возник небольшой торговый пункт, упоминаемый в источниках того времени под названием Триглит.
На рубеже нашей эры, по свидетельству географа Страбона, территория вокруг Гагры была заселена разными племенами (речь идет, разумеется, о древнеабхазских племенах). Они, как и другие племена, известные под общим названием гениохов, пользовались славой отважных мореплавателей, на своих длинных узких судах совершали далекие плавания по Черному морю.

Крепость Гагра

В первые века нашей эры на берегах Гагрской бухты, вероятно, не без участия римлян возникла мощная Гагрская крепость, защищавщая Гагрский проход от вторжения врага с северо-запада. В римских источниках населенный пункт возле нее упоминается под названием Нитика.

В III — VI вв. территория Гагры была густо населена. В начале XIX века в различных пунктах города было найдено значительное число предметов, получивших широкую известность в археологической литературе: бронзовые, серебряные, золотые украшения — привески, шейная гривна, серьги, фибулы-булавки, зубочистки и колушки, чаша, бусы, золотая римская монета императора Гонория (394 — 426 гг.). В могильнике, расположенном на левом берегу реки Цихерва, найден замечательный железный меч с перекрестием, украшенным разноцветной стеклянной инкрустацией; бронзовая пряжка с крестом, инкрустированным цветным стеклом.

В IV — V вв. в Гагре, на месте древнего поселения, была построена крепость Абаата.

Гагрский храм VI векаО дальнейшей истории Гагры мы узнаем из сочинения византийского историка Прокопия Кесарийского «Война с готами», относящегося к VI веку н. э. Автор описывает эту местность как труднопроходимую. Ее называют «Трахеей»*, что в переводе с греческого означает «суровокремнистая». В VI веке н. э. Трахея играет немаловажную оборонительную роль. Тот же историк описывает кровопролитную битву, разыгравшуюся здесь в 550 году между абазгами и византийцами. По свидетельству Прокопия, абазги, притесняемые византийцами, попытались восстать против Византии. Выбрав себе новых правителей, они тайно попросили помощи у персов. Но помощь не успела прийти. Византийский император Юстиниан I направил на усмирение непокорных крупные силы под командованием военачальников Иоанна и Улигига. Окружив абазгов, византийцы ворвались в крепость. На улицах Трахеи завязался ожесточенный бой. Засев в своих домах, абазги осыпали врагов тучами стрел. Тогда византийцы подожгли крепость. Спастись удалось только правителю Опситу с небольшим отрядом, остальные ее защитники частью погибли в огне, частью попали в руки врага.

Византийцы разрушили стены крепости, до основания разграбили Трахею и уничтожили большинство жителей ее. Хотя в дальнейшем сведения о Трахеи обрываются, однако, по-видимому, поселение продолжало существовать. До наших дней сохранился храм VI века, как предполагают, бывшая резиденция епископа Евпатия.
Установление связей между Киевской Русью и Абхазией, по данным русских летописей, относится к концу X века. Позднее Гагра является одним из звеньев, связывающих Абхазию, Грузию и Тьмутараканское княжество с Киевской Русью.

Первое появление русских у Гагр было в 1017 — 1022 гг. под предводительством Мстислава Тмутараканского, который в 1022 году перенес свою деятельность на Кавказское побережье «и нанес, вероятно, не одно поражение зихам (косогам) и аланам (асам).

Название Гагра впервые встречается на карте, составленной итальянцем Пиетро Вессконте в 1308 году и хранящейся ныне в библиотеке св. Марка в Венеции. На этой карте Гагра названа «Какара», а на других итальянских картах, составленных позже, в те времена, когда в ней находилась генуэзская торговая фактория, Гагра значится как «Хакары».

Генуэзцы начали проникать в Абхазию вместе с венецианцами еще в начале XIII века. В XIV — XV вв. резиденция их кавказской фактории находилась в Себастополисе (Сухуми). Кроме фактории Какара, генуэзцы основали в 10 км к югу от нее, в селе Алахадзы, факторию Санта София, а на Пицундском мысу — Пицундо. Политика Генуи и Венеции была связана с насильственным грабежом, морским разбоем, похищением рабов, порабощением колоний. В районе Гагры, как и повсюду на Кавказском побережье, генуэзцы занимались в основном торговлей, покупая у местного населения корабельный лес, самшит, которым издревле богаты Гагрское и Бзыбское ущелья. Особенно выгодной была торговля рабами, которых они покупали у местных феодалов, платя за них оружием, предметами роскоши, продуктами ремесленного производства и солью. Рабов увозили в Египет и другие страны Ближнего Востока.

Генуэзская колонизация здесь, как и повсюду на абхазском побережье, отрицательно повлияла на судьбу местного населения.

Н.Г. Чернецов. Крепость Гагры в 1837 году
Н.Г. Чернецов. Крепость Гагры в 1837 году

В 1641 году здесь побывал турецкий путешественник Эвлия Челеби. Он называет нынешнюю Гагра гаванью «Какур», а там, где ныне расположена Новая Гагра, он помещает деревню «Хаке», названную в более поздних источниках селом Гагрипш. К числу достопримечательностей Гагра он относит многочисленные сады, раскинувшиеся в ее окрестностях вдоль берега моря. В Какуре, как отмечает Челеби, проживало одно из племен, которое он именует «горными чандами».

Француз Шарден, посетивший Абхазию спустя 30 лет после Челеби, называет Гагра «Баладаг», что в переводе с турецкого означает «Высокая гора». В литературе встречаются и другие наименования Гагра, как например, персидское — «Дербент» (железные ворота), венецианское — «Контези» (гавань).
Гагрский проход многие века был воротами из Северного Кавказа в Закавказье. От того, кто владел воротами, зависела судьба племен, населявших территорию Северо-Западного Кавказа. Недаром путешественник Дюбуа де Монперэ сравнивал местность у входа в Гагру с Фермопильским проходом (Фермопильское ущелье расположено в Греции). Аборигены края с незапамятных времен называли абхазские Фермопилы «Хагуашв» («Узкие ворота»). Об этом ущелье сложены легенды и героические песни.

В XVII—XVIII вв., в эпоху господства султанской Турции в Абхазии, Гагрская, старая абхазская крепость, пришла в упадок, ее окрестности заросли густыми лесами и оказались заболоченными.
При турках работорговля стала еще большим бичом края, чем при генуэзцах. В Гагру, как и в другие приморские пункты, толпами сгоняли невольников — цвет населения Абхазии и увозили их на турецкие невольничьи рынки.

После добровольного присоединения Абхазии к России в 1810 году Гагра оставалась еще почти двадцать лет вне сферы русского влияния. В то время здесь не раз появлялся известный в истории Абхазии как предатель Родины отцеубийца Асланбей Шервашидзе (Чачба). Претендуя на абхазский престол, он сеял смуту в Абхазии, нарушал ее мирную жизнь. Владетель Абхазии Георгий Шервашидзе, чтобы обуздать Асланбея и прекратить вторжение воинственных горцев, несколько раз обращался к русскому правительству с просьбой закрыть Гагрский проход и ввести в Гагру гарнизон.

Небезынтересно в этом отношении письмо Георгия Шервашидзе маркизу Поулуччи:

«На северо-западе от Абхазии, где начинаются джигетские племена, имеется на берегу моря место, называемое Гагрой. Горы подходят к самому морю, оставляя для прохода только узкую полосу берега. В проходе стоит каменная башня, окруженная такой же стеной. Занятием этого места в русских руках окажется единственный удобный путь из Джигетии в Абхазию, так как через горы дорога трудная и недоступная…»

Гагрская крепостьГагрская крепость русскими была занята лишь в 1830 году. Это случилось при следующих обстоятельствах. 8 июля 1830 года боевой отряд полковника Поцовского, состоявший из одного батальона егерского полка, команды саперов и двух орудий, высадился с помощью абхазских феодалов на гагрский берег, где местное население оказало ему ожесточенное сопротивление.

Гагра была тогда далеко не таким живописным курортом, каким мы знаем ее сейчас. Обилие болот делали ее гибельным местом. Свирепствовала лихорадка, уносившая тогда по нескольку человеческих жизней в день. Особенно тяжелой была жизнь русских солдат. Достаточно сказать, что за три года (с 1830 по 1833 гг.) из батальона численностью в 650 человек уцелело только сто. Солдаты обречены были сидеть словно в каменном ящике, накалявшемся южным солнцем, и погибать от цинги, лихорадки и постоянно изматывающей их блокады. Служивший в Гагра в 5-м Черноморском батальоне писатель-декабрист А. А. Бестужев-Марлинский в своих письмах из Абхазии называет это место «гробом для русского гарнизона»:

«Есть на берегу Черного моря, в Абхазии, впадина между огромных гор, — писал он. — Туда не залетает ветер; жар там от раскаленных скал нестерпим и, к довершению удовольствий, ручей пересыхает и обращается в зловонную лужу. В этом ущелье построена крепостишка, в которую враги бьют со всех сторон в окошки, где лихорадка свирепствует до того, что полтора комплекта в год умирает из гарнизона… Там стоит Пятый Черноморский батальон, который не иначе может сообщаться с другими местами, как морем, и, не имея пяди земли для выгонов, круглый год питается гнилью солонины. Одним словом, имя Гагры… однозначаще со смертным приговором…»

Гагра. Раритет

В 1835 году по стратегическим соображениям русское командование на Кавказе проложило дорогу от Бамборы до Гагры. В 1837 году Гагру посетил император Николай I. Он остался недоволен ничтожными «успехами» своих войск на побережье, сместил главнокомандующего на Кавказе барона Розена и заменил его генералом Головиным, которому приказал начать в ближайшее время истребительную войну против горских народностей Северо-Западного Кавказа. Но все эти мероприятия ничуть не улучшили положения русского гарнизона, дислоцированного в Гагрской крепости. Об этом свидетельствуют путевые заметки С. В. Сафонова, сделанные им во время поездки к восточным берегам Черного моря в 1836 году на корвете «Ифигения» вместе с художником академиком Н. Г. Чернецовым:

«Гагра, — как отмечает он, — отделенная от всяких сообщений сухим путем, окруженная горами, с которых горцы пускают прямо в середину крепости пули, — защищается двумя ротами солдат. Жители Гагры с одной стороны спокойны, именно со стороны моря. Слабое утешение! От того-то они с такой радостью, с таким наслаждением смотрят на всякое судно, приходящее к их берегам. Они видят в нем как бы посредника, соединяющего их с остальной частью мира. Уходит судно — и они снова осиротели».

Далее он отмечает, что «в начале прошлого года до четырех тысяч горцев внезапно напали на Гагру, и некоторые из отважнейших уже успели вскочить до амбразуры, но храбрый гарнизон отбил их и прогнал их с большой потерей… Посещение Гагры оставило у нас одно из приятнейших впечатлений. Дикость места, отвесные горы, из-за которых виднеются вершины других гор, покрытых снегом, это уединенное укрепление и эта горсть людей, оставленных всеми, — все это производит особенное чувство удовольствия и чувство сожаления». Любитель древностей и природы С. В. Сафонов, давший это любопытное описание Гагры и побережья, сообщает также об А. А. Бестужеве-Марлинском, «который ехал вместе с ним на «Ифигении»».

В 30-х годах XIX века на Черноморском побережье Кавказа служило также немало поляков, сосланных за принадлежность к тайным политическим обществам. Один из них, Ф. И. Лисовский, в 1837 году служил в Абхазии в горном селе Цебельда приставом. Здесь он хорошо изучил нравы и обычаи абхазских горцев; он проводил рекогносцировки местности Гагра и ее окрестностей. Горцы постоянно вторгались в ущелье реки Жоэквары, на берегу которой в крепости стоял царский гарнизон. Тогда по приказу генерала Н. Муравьева лес, покрывавший склоны и ущелья и служивший прикрыткем для горцев, был вырублен. Там, где горцы могли перейти с одного хребта на другой, была воздвигнута в 1841 году сторожевая башня из камня-голыша. В сооружении этой башни, ныне известной в краеведческой литературе под именем «Башни Марлинского», принимал участие командир батальона Тенгинского полка подполковник Данзас, в ту пору служивший в Гагрской крепости. Непосредственный очевидец трагической гибели гениального русского поэта А. С. Пушкина, он был, по всей вероятности, первым, кто подробно и правдиво рассказал об этом событии солдатам и местному населению. Солдаты Гагрского гарнизона, служившие в крепости, завели собак, которые выслеживали по ночам неприятеля и лаем давали знать гарнизону о его приближении. На содержание собак отпускался казенный паек.

В 1840 году батальонный штаб был переведен в укрепление Адлера, а в Гагре оставлено два батальона.

Во время Крымской войны положение Гагрского гарнизона стало катастрофическим. Ему грозила серьезная опасность быть уничтоженным огнем англо-французской экскадры. В связи с этим в апреле 1855 года Гагрская крепость была покинута гарнизоном, а укрепление взорвано. Гарнизон с полным снаряжением был переброшен в Керчь на судне «Св. Иоанн». После окончания войны, 5 мая 1857 года, русские войска вновь заняли Гагру. В этом же году в Гагре был учрежден военный госпиталь, просуществовавший до 1874 года, а затем он был переведен в Сухум, а здание госпиталя и земли переданы в ведение военно-народного управления.
В 60-х годах Гагра приобрела довольно привлекательный вид. На берегу выросли тополя, украсившие бульвар, среди роскошной природы белели госпитальные постройки. В Гагре жили анатолийские турки, занимавшиеся дельфинным промыслом, а около Гагрской крепости образовался маленький поселок торговцев, сюда часто стали приезжать окрестные абхазцы Гагрской общины и привозить сельские продукты — сыр, фрукты, кукурузу, кур, яйца.

Население Гагры было немногочисленным. Оно состояло из нескольких семей местных жителей и отставных солдат, а также из служащих военного ведомства и госпитальной и провиантной команды. Жителей мужского пола в местечке насчитывалось 336, женского — 280 (по данным 1866 г.)(А. А. Олонецкий. Колонизация Абхазии во второй половине XIX века).
В 1866 году современный Гагрский район подпал под действие закона Российской Империи от 10 марта 1886 года «О заселении Черноморского округа и управления оным». Согласно этому закону территория между рекой Бзыбь и Туапсе, «освобожденная» от местного населения, изгнанного в Турцию в 1864 году, предназначена была для организации прибрежных селений. Этим поселенцам было обещано освобождение на пятнадцать лет от податей и налогов, рекрутской повинности, военного постоя, а также обещана выдача пособия в сумме 50 рублей. Каждой семье отводилось по 30 десятин удобной земли. Несмотря на эти льготы, закон 1886 года в Гагрской общине успеха не имел.

Сухопутной дороги от Гагры до других населенных мест в то время вовсе не существовало, а была только верховая дорога от Гагры до города Сухума и до поста Адлер. «Да и это верховое, сухопутное сообщение по берегу моря часто затрудняется и даже вовсе прекращается по случаю разлития горных рек и сильных морских прибоев… С конца октября 1869 года небольшой коммерческий пароход «Звездочка» совершает правильные еженедельные рейсы от Сухума до Адлера и заходит в Гагру.

В период русско-турецкой войны в 1877—1878 гг. русские войска вновь покинули крепость, и с этого времени Гагра перестала существовать как военное укрепление.
Население Гагры и ее окрестностей в связи с переселением абхазов в Турцию резко сократилось. В одной из схваток с турками, происходившей в районе Гагр, русскими войсками было отбито около 100 абхазских семейств, которых турки насильно забирали на пароходы со всем имуществом, и тысячи голов разного скота (А. Н. Дьячков-Тарасов. Указ. соч., стр. 90.).

Многие абхазы из Гагрской общины, оказавшись переселенными в Турцию, в память о родине стали именовать себя «гаграа». Из их рода вышел профессор Мусатбей Бутба, составивший в 1919 году букварь для турецких абхазов. Отсюда происходил и Рауфбей Ашхаруа, известный в Турции как Рауф Орбай. Он долгое время занимал видные государственные должности в Турции, во время национально-освободительного движения был одним из ближайших сподвижников Кемаля Ататюрка.

В начале 80-х годов XIX века два предприимчивых англичанина Томсон и Дюсердик, якобы собираясь добывать здесь литографский камень, обратились к русским властям с просьбой предоставить им в Гагре три тысячи десятин земли и леса в аренду сроком на 36 лег, обещая платить по 3 копейки за десятину. Однако эта затея не осуществилась, предложение англичан было отклонено по ходатайству лесничего и краеведа А. А. Вернадского.

В путеводителе по Кавказу, составленному в 1888 году Вейденбаумом, Гагра упоминается как незначительное поселение.

Начиная с 70-80-х гг. XIX в., из прилегающих районов Западной Грузии в Абхазию хлынули представители картвельских народов, в основном мегрелы. Тогда же, в 1877 г. в газете Тифлисский вестник появляется программная статья грузинского общественного деятеля Якоба Гогебашвили. В ней, в частности, говорилось, что «мингрельцы должны явиться первыми заместителями выселившихся абхазцев». В результате стремительных процессов перемещения населения этнодемографическая ситуация в стране резко изменилась. Так, если в 1886 г. абхазы составляли 85,7% населения, то в 1897 г. – лишь 55,3%. В 1891 году через Гагру проложили шоссейную дорогу — Новороссийск — Батуми. Во время ее строительства поселок несколько оживился, но затем вновь погрузился и спячку. В полуразрушенных казармах жили лишь лесничие.

В конце 90-х годов на гагрские земли разыгрался аппетит у монахов Ново-Афонского монастыря. Просьбу монахов уже собирались удовлетворить, когда у них неожиданно появился соперник. Им оказался царский родственник — принц Ольденбургский, который побывал здесь вместе с министром путей сообщения Хилковым и облюбовал этот чудесный уголок Черноморского побережья.

В 1897 году местный лесничий А.И.Родичев направил в правительство письмо с обоснованием целесообразности основания здесь курорта. И вскоре к берегу у развалин Гагринской крепости причалил пароход с принцем Александром Петровичем Ольденбургским, который и начал масштабное строительство.

Принц Ольденбургский
Принц Ольденбургский
Основал Гагры как курорт принц А. П. Ольденбургский (родственник Николая II), задачей которого было превратить город в полноценный курорт, «русский Монте-Карло». Создавая курорт Гагру по европейским стандартам, принц бо­льшое внимание уделял архитектуре строившихся объектов. На склоне од­ного из гагрских возвышенностей был построен дворец принцессы Евгении Максимилиановны Ольденбургской. Принцем был основан телеграф, субтропический техникум, проведено электрическое освещение, водопровод, построена климатическая станция, открытие которой состоялось 9 января 1903 г. в ресторане «Гагрыпш». Этот день считается датой основания курорта. На берегу моря был заложен парк, где были посажены агавы, пальмы, лимонные и апельсиновые деревья, кипарисы.

В сегодняшней Гагре есть знаменитый парк, и ресторанное заведение «Гагрыпш», и Замок принца Ольденбургского и Колоннада.
Изяществом стиля поражала архитек­тура Временной гостиницы и рестора­на (в настоящее время-ресторан«Гагрыпш»), доставленные в Абхазию в разобранном виде (гостиница — из Норвегии, ресторан — из Вены). Самым грандиозным сооружением стал дво­рец самого принца Ольденбургского, законченный в 1904 году.

Почти два месяца в начале 1905 года просуществовала «Гагрская республи­ка».

В 1911 В Гагры прибыли первые туристы из Германии. Город вошел в ряды первоклассных курортов Европы. Рекламные проспекты о Гагре демонстрировались в туристских центрах Лондона и Парижа, Москвы и Санкт Петербурга.

В 1912 году, 17 мая, Гагры посетил император Николай II.

После восстановления советской власти в Абхазии в 1921 году (советс­кая власть здесь была впервые устано­влена в 1918 году), в соответствии с декретом, подписанным В.И. Лениным, была начата работа по превращению Гагры во Всесоюзную здравницу. С 30-х годов Гагра уже функциони­ровала как круглогодичный курорт.

"Гагрипш"- Новая гостиница. Фото 1905 г.
Развал Советского Союза, последствия грузино-абхазской войны отрицательно сказались на нашей курортной индустрии. Послевоенные проблемы долго не позволяли привести в порядок многие санатории и дома отдыха. Во время грузино-абхазского конфликта 1992—1993 гг. город попал в зону боевых действий и сильно пострадал.

В наше время город значительно отстроился и берёт курс на развитие туристического бизнеса. Восстановлено большинство домов отдыха и санаториев. Функционирует и возводится значительное количество частных отелей, действует множество развлекательных учреждений, небольшой аквапарк. Местные жители с большой охотой размещают «диких» туристов в своих домах. Лучшее время для посещения курорта — июль, август и сентябрь. К услугам отдыхающих в Гагре десятки санаториев и пансионатов, благоустроенные пляжи, бальнеолечебница, кафе и рестораны, бары и казино, аквапарк, теннисные корты, дайв-клуб, увлекательные экскурсии и большое количество туристических маршрутов.

Сегодня Гагра столица Абхазской Ривьеры. Путешественники по Кавказу писали: «Красоты курортов Италии, Франции, Испании бледнеют перед пейзажами Гагра…». Столетний курорт, как и прежде магически превращает серые будни в неуемный праздник жизни. За свой курортный век Гагра стала известна всему миру, соблазняя отдыхающих «огненной водой» минерального источника, укрепляющего нервы и суставы, хорошей погодой, близостью снежных гор, роскошными парками, прохладными ущельями.

Вас может заинтересовать

Гагра в Советское время

После распада Российской империи Абхазия вошла в Союз объединенных горцев Кавказа и Юго-Восточный Союз. 8 …