Одной из самых кровавых воин как 20-го столетия, так и всей истории человечества явилась Великая Отечественная война. Миллионы жителей огромной страны встали на ее защиту. У каждого из них своя судьба. Одни, едва попав на войну, навсегда остались лежать на полях брани. Их имена преданы забвению. Другие же проявляя чудеса храбрости ,оставили свой яркий след в истории Великой Отечественной. Об одном из таких героев наш сегодняшний рассказ.

   67-я стрелковая дивизия была сформирована в 1941 году из остатков наших разбитых частей. В дивизию входили 9-й, 452-й, 719-й стрелковые пехотные полки, 3-й артиллерийский полк, батальон связи и другие. Данные части держали оборону на правом берегу реки Свирь. Это была интенсивная оборона – по ту сторону реки фашисты, по эту – советские солдаты. Линия обороны начиналась со знаменитого Лодейного поля и тянулась на тридцать километров к Ленинграду вдоль Свири до Ладожского озера.

  

   За все время, пока наши бойцы держали оборону в этом районе, а это без малого три года, тяжелее всего было полковым и дивизионным разведчикам. Им каждый день приходилось смотреть смерти в глаза. Именно они в первую очередь переносили весь кошмар передовой, не поддающийся никакому описанию. Так как в штабе ежедневно должна была быть свежая информация о противнике и его замыслах, разведчики ежедневно предпринимали смелые и сложные вылазки за линию фронта. Их задача осложнялась тем, что каждый раз они должны были переправляться через реку шириной в четыреста-пятьсот метров. На занятой врагом территории их ждали испытания, похлеще, чем переправа: заграждения из колючей проволоки и минные поля. Миновав все это, они должны были взять «языка», нередко ценою жизни многих боевых товарищей. В завершение операции им еще предстояло этого «языка» живого доставить к своим.

   Во сто крат легче с боем продвигаться вперед, чем неизвестно сколько стоять на месте, в бессильной ярости видя, как под массированным огнем артиллерии и авиации противника замертво падают твои боевые товарищи. И от сознания собственного бессилия, от невозможности отомстить врагу за погибающих на твоих глазах товарищей в такие минуты не хотелось жить. Нужно было обладать нечеловеческим терпением…

   На данном участке фронта было немало отчаянных разведчиков. Слухи то об одном, то о другом доходили до наших бойцов. Но одно имя разведчика 719-го полка Мирода Ампара – стало прямо-таки легендарным. Оно не сходило с уст у бойцов. «Разведчик Ампар» – вот все, что о нем знали. Никто не мог одолеть его. Он был неуловим, ловок, находчив, в опасности проявлял невероятное мужество и самообладание, ради спасения товарища всегда был готов пожертвовать собой. Он выполнял любое поручение командиров.

   Так, однажды командованию 7-й армии срочно понадобился «язык», не просто «язык», а именно офицер и, желательно, штабной. Для разработки операции в штаб 719-го стрелкового полка прибыл сам командарм. Выполнение данного задания было доверено Ампару. Однако, так как он только что вернулся с трудной операции и нуждался в отдыхе, командование не могло ему приказать, оно его попросило. Он без колебаний согласился. Мирод и здесь остался верен себе, и тут же, собравшись, растворился в ночной тьме. Для того, чтобы обезопасить ночных разведчиков, саперы заблаговременно прокладывают им дорогу, очищая тропу от мин и проволочных заграждений. Помимо этого, есть еще специальная группа прикрытия из автоматчиков. Они все прикрывают группу захвата, в которой должно быть не менее трех человек. Но вопреки этим правилам Ампар часто шел в разведку один. В начале войны на это решались очень немногие. Да и командование не всегда одобряло одиночные вылазки, так как малейший просчет мог поставить под удар исход операции. А это было похуже, чем остаться без «языка». Вот и в ту ночь Мирод пошел в разведку один… Прошло двое суток, а он все не возвращался. Стали уже подумывать, что он погиб или перешел на сторону врага. Некоторые штабные офицеры даже поспешили упрекнуть командира полка за то, что он поручился за Ампара. Но Ампар вернулся. Вернулся утром на третьи сутки, окровавленный, весь в синяках и ссадинах, в изодранной в клочья одежде. Шел он, ведя перед собой ошарашенного фашистского штабного офицера со связанными за спиной руками…

   Как выяснилось позднее, фашисты сразу заметили Ампара. Он же, ничего не подозревая, перешел линию фронта и, находясь на территории противника, шел и обдумывал, как лучше взяться за дело, когда неожиданно напоролся на засаду. Силы были слишком неравны. От сильного удара прикладом автомата по затылку, Ампар потерял сознание. Тут же фашисты жестоко избили его, хоть он и был без чувств. Поручив двум солдатам доставить его в штаб на допрос, офицер ушел. Пока те тащили его волоком, Ампар пришел в себя. Мгновенно оценив обстановку, он молниеносно разделался с солдатами. Затем, углубившись в тыл противника, скрылся в лесу.

   Нетрудно представить, что творилось во вражеском стане. Человек, только что схваченный ими и избитый до потери сознания исчез, словно невидимка, уничтожив при этом двоих солдат. Поскольку все происходило у самой линии фронта, тут же прочесали весь район. Открыли беспорядочную стрельбу. Но все попытки найти его были тщетны. Ампара и след простыл. Фашистам и в голову не приходило искать его у себя в тылу. Немного погодя Ампар вышел из леса и двинулся к неприятельскому штабу. Не позавидуешь тому, кто попытался бы ему помешать. Ярость его усиливалась тем, что вот уже целые сутки у него маковой росинки во рту не было. То и дело темнело в глазах.

   Близилось утро. В помещении штаба горел свет, но там никого не было видно. Мирод начал терять самообладание. Он стал помышлять о том, чтобы неожиданно ворваться в штаб и, в крайнем случае, уничтожить его, как вдруг показался офицер. Ампар ястребом подлетел к нему. Короткий сильный удар по затылку – и враг на земле. Мирод связал его и, засунув кляп в рот, взвалил на плечи, словно мешок, и стал спускаться к реке. Добравшись до берега, он привязал «языка» к бревну и переправился по ледяной воде к своим… С тех пор слава Ампара возросла еще больше. Однако его жизнь не всегда была яркой и насыщенной подвигов.

   Родился Мирод в селе Калдахуара, Гудаутского района, в семье крестьянина Ткуагуы Ампар. До войны он был вором, вместе с друзьями участвовал во многих разбоях. За ограбление военного банка то ли под Баку, то ли под Харьковом, сидел в лагере под Воркутой. Ампара приговорили к высшей мере. Затем приговор был заменен двадцатью пятью годами тюрьмы. Когда началась война, Мирод попросился на фронт. Одна минута на свободе для него значила все. Он не мог остаться в стороне, видя как его землю терзает враг, убивая всех и стар и млад… Однако начальник тюрьмы наотрез отказал ему. Тогда Ампар понял, что просить бесполезно, и решился на побег. Лесами он вышел в район Вологды. Там был расположен 719-й стрелковый полк. Мирод был без всяких документов, его задержали, и установлением его личности занялся особый отдел. Ничего не утаивая, Ампар рассказал всю правду, но кто бы ему поверил! До выяснения личности Ампара, по его просьбе, послали в проверочную разведку, за ним было установлено наблюдение. Он привел «языка», а тем временем пришел ответ на запрос об Ампаре с предписанием немедленно арестовать его и вернуть в места лишения свободы. Однако вмешался командир полка Герой Советского Союза Мешков, он оставил его в полку под свою личную ответственность. Таким образом, на дальнейшую судьбу Ампара повлиял человек, имевший большой опыт и прекрасно разбиравшийся в людях – полковник Мешков. Он-то и спас Ампара. Но, к сожалению, до поры до времени… За первую разведку с него была снята судимость и срок за уголовное преступление.

   По воспоминаниям его боевых товарищей Мирод был общительным человеком. Это было тяжелейшее время. Да, именно в такое время, когда каждый берег свой кусок хлеба, Ампар с друзьями выкладывали перед товарищами свои припасы. За стол Ампар всегда садился последним.

   Отправившись в очередной раз в разведку, Ампар нарвался на одного офицера. Тот оказался, как говорится, крепким орешком. Видя, что справиться с ним нелегко, Мирод, улучив момент, в буквальном смысле откусил врагу палец. Тот взвыл от адской боли и схватился за окровавленную руку. В тот же миг Мирод, разъяренный схваткой, заколол фашиста. К своим он вернулся без «языка», но с пальцем офицера. Ампара и его товарищей называли смертниками. Два-три раза в месяц, а то и чаще ходили они в разведку. И с каждым разом из их рядов убывало по одному-два человека. Гибель профессионального разведчика – это сильный удар для всего полка и даже дивизии…

   В начале 1944 года прошел слух, что Ампар погиб. В ту ночь, для обеспечения успеха разведки Ампаровцев, именно так называли группу Мирода, 719-й стрелковый полк и другие части, дислоцированные вблизи, вели ожесточенную перестрелку с врагом, подавляя огневые точки противника. Это было последним заданием Мирода, но никто об этом и предположить не мог. Углубляясь в тыл врага, группа сделала короткий привал. И тут появились три фашиста. Ампар предложил пропустить первых двух и попытаться бесшумно захватить оставшегося автоматчика. В случае опасности на тех двоих вполне достаточно шестерых из группы прикрытия. Но лейтенант Гнедиков, который был назначен руководителем операции наотрез отказался от такого предложения, сославшись на то, что он главный и ему решать, как действовать. Не дав никому возразить, он автоматной очередью уложил двоих. Но третий успел выпустить сигнальную ракету. Это случилось примерно в двухстах метрах от берега реки. На этот клочок земли фашисты обрушили шквал минометного огня. Вражеские автоматчики, почуяв добычу, бросились в атаку, осветив все кругом ракетами, стали окружать разведчиков. И хотя некоторое время их натиск удавалось сдерживать нашим артиллеристам, однако было ясно — разведчикам долго не продержаться. В ходе перестрелки Мирод Ампар получил тяжелое ранение, ранен был и лейтенант Гнедиков. Ампар приказал группе отходить вместе с раненным Гнедиковым, а сам остался прикрывать своих, вызывая огонь на себя и отвлекая неприятеля от отходящей группы. Разведчики хотели перевязать ему рану и забрать с собой, но он отказался. Разведчики были уже на некотором расстоянии, когда раздался взрыв гранаты… Когда фашисты окружили Ампара, чтобы взять живым, он подорвал себя гранатой. В тот день погибли и его близкие друзья, лучшие разведчики — Дима Васильев и Женя Захаров. Как стало известно позже, то ли на вторую, то ли на третью ночь после гибели Ампара, фашисты во весь голос кричали по радио: «Мы уничтожили Вашего Ампара! Мы убили Вашего Ампара!» Впрочем, они и до этого каждый день угрожали по радио, что расправятся с Ампаром. На что нередко сам Мирод, так же по радио, отвечал им, что им никогда его не поймать. Так же он давал координаты, где и когда именно планирует форсировать реку. И действительно, на следующий день он, как и обещал, переходил в указанном квадрате линию фронта и, возвращаясь, обязательно приводил «языка». Сначала это вызывало у фашистов замешательство, потом ярость. Потому-то они и ликовали. Им, наконец удалось уничтожить Ампара. Тело Мирода Ампар фашисты повесили на одном из столбов, где проходила высоковольтная линия. Это была огромная потеря не только для полка, но и для всей дивизии. Для всего командования это был сильный удар.

   Когда Ампар был среди разведчиков, куда бы они ни пошли, каким бы трудным ни было задание, при любой опасности им передавалась его смелость и отвага. Ампар выводил своих разведчиков из самых, казалось бы, безнадежных положений. Да и командиры перед тем как принять решение нередко советовались с ним, зная его огромный опыт. Словом, страшную гибель Ампара переживали все – ведь он был своеобразным символом удачи. И вот тело Ампара висело на столбе на вражеской территории. Это было самым циничным глумлением над телом советского воина. Больше всех переживал случившееся полковник Мешков. Им был поставлен вопрос о возвращении тела Мирода, какой бы трудной ни оказалась эта задача. С согласия командования дивизией было принято решение провести специальную операцию. В ее проведении участвовала группа дивизионных разведчиков…

   Это был лучший разведчик, человек, который своим героизмом стал легендарным еще при жизни, что бывает далеко нечасто. Конечно, все это было учтено командованием, когда принималось решение об операции по возвращению тела погибшего героя. Но было принято во внимание еще одно обстоятельство, которое имело государственное значение. Было решено, что оставлять у врага тело человека, ставшего своего рода символом, никак нельзя! Тело Ампара выкрали. По имеющейся информации Мирода Ампар похоронили со всеми воинскими почестями в братской могиле в районе дислокации 719-го полка. После войны могилы были перенесены, и точное место захоронения на сегодняшний день, к сожалению, не известно. Мирод Ампар пользовался огромным авторитетом среди разведчиков. С ним солдаты шли на любое задание. В караул, в секрет, куда угодно, лишь бы с Ампаром. Высокий, стройный, смуглолицый, обаятельный, всегда подтянутый, чисто выбритый, в нем сразу было видно горца. Где бы он ни был, вокруг него всегда собиралась группа, сразу складывался отличный, спаянный коллектив. Будь то пехотинец, старший или младший по званию – все его очень любили, все ему доверяли, все тянулись к нему. Может быть, он был так популярен из-за невиданной смелости, ведь на войне это качество необходимо в первую очередь. Между тем никто никогда не слышал, чтобы Ампар хвастал своим героизмом в стане врага. Наверно, за это его и уважали. Он был тем, у кого слово не расходилось с делом! Именно таким он остался в памяти, как знавших его лично боевых друзей, так и тех, кто был наслышан о его бесстрашных подвигах. Необходимо отметить, что помимо Мирода в войне участвовали и два его родных брата Джота и Манча. Их судьбы по сей день неизвестны.

   «Ампар Мирод Кягович, красноармеец, разведчик взвода пехоты 719-го полка 67-й стрелковой дивизии, родился в 1914 году в Абхазии, абхаз, проходил службу в рядах Красной Армии с 27 июня 1941 года, беспартийный, участник сражений Великой Отечественной войны у берегов рек Тулокса и Свирь, 2 февраля 1942 г. был дважды легко ранен. За успешное проведение боевого задания в 1942 г. награжден медалью «За отвагу». За время нахождения в обороне на берегу реки Свирь товарищ Ампар провел 25 боевых операций, при этом каждый раз переправляясь через реку Свирь вплавь и углубляясь во вражеский тыл. Выполняя боевое задание 16 и 17 сентября 1943 г., он в течение 24 часов находился в расположении вражеских позиций и, возвращаясь, доставил очень ценные сведения. В ночь с 19 на 20 октября 1943 г., во время боевой операции по захвату в плен контрольного «языка», проявил неимоверную храбрость, терпение, находчивость и решительность при захвате в плен вражеского офицера. Товарищ Ампар лично взял его в плен и, связав, доставил к лодке… Начальник хранилища архива майор Лоншаков». «Разведчик 719-го полка 67-й стрелковой дивизии ефрейтор Ампар Мирод Кягович, уроженец Абхазской АССР, 1914 года рождения, погиб 21 января 1944 г. — место захоронения не установлено. Заместитель начальника отдела Алексеев». За свои боевые заслуги, приказом 0174/В по 67-й стрелковой дивизии от 21 октября 1943 года, Ампар Мирод Кягович награжден орденом Красной Звезды».

   Спустя много десятков лет автор данной повести Боча Аджинджал вместе с боевым товарищем Мирода Ампар, оказался в том месте, где пролилась кровь отважного абхазского парня. Горсть этой земли была возложена на могилу отца и матери Мирода. Таким был короткий, но овеянной славой, боевой путь храброго сына Абхазии.

   Память о героях, чей подвиг не будет подвластен времени, должна жить в сердцах, как родных и близких воинов, так всего народа, представителями которого они были!