«Скажу словами самих французов: «эта выставка – открытие Абхазии», как новой туристической страны для жителей Франции», – отметил президент ТПП РА Геннадий Гагулия.

Сухум. 23 марта. Апсныпресс. Делегация Абхазии впервые приняла участие в ежегодной Международной выставке туризма в Париже, которая завершила в воскресенье свою работу в выставочном комплексе у Версальских ворот. Презентация абхазских курортов вызвала самый оживленный интерес у французской публики, отметил в беседе с корреспондентом ТАСС президент Торгово-промышленной палаты Абхазии Геннадий Гагулия.

“Мы считаем, что наше участие именно в Париже дает очень хороший и ощутимый результат. Большой интерес со стороны посетителей, журналистов – сами приходят и пишут, мы никого ни о чем не просили и не уговаривали. Скажу словами самих французов: “эта выставка – открытие Абхазии”, как новой туристической страны для жителей Франции”, – отметил Гагулия.

Как он подчеркнул, ТПП Абхазии представляет в Париже туристический потенциал своей страны сугубо как частная компания. “У нас есть определенный опыт участия в таких выставках. До этого мы были в Венгрии, Греции, ранее – в Италии и Сербии. Организаторы никаких возражений не высказывали. Мы представлены как частная, чисто коммерческая организация. Устроители принимают не государство, а частную компанию, и за это все платят деньги”, – указал собеседник.

Абхазия как главная туристическая новинка

Интерес посетителей парижской выставки к абхазскому стенду превзошел все ожидания. Поток любопытствующих не прекращался все четыре дня работы салона – французы спешили открыть для себя совершенно новую страну, расположенную сравнительно недалеко от европейских столиц, угощались абхазским вином и деликатесами под сопровождение традиционной кавказской музыки. “Вопросы задают самые разные, но мы готовились. Специально сделали буклеты на французском языке, подготовили памятку “Как въехать в Абхазию” со всеми разъяснениями. Думали, штук 500 хватит – так все разобрали в первый же день”, – свидетельствует Гагулия.

По его словам, для многих европейцев Абхазия до сих пор остается “терра инкогнита”, что, впрочем, объяснимо объективными причинами. “У нас тоже многие не знают, что в Тихом океане есть какой-то остров, какое-то государство… Так и здесь, про Абхазию многие не знают. Некоторые, правда, приходят и говорят, что мы – часть Грузии. Приходится рассказывать все про историю, про войну, приводить статистику”, – заметил президент ТПП.

Европейских туристов, добавил он, Абхазия рассчитывает привлечь в первую очередь образом “экологически чистого курорта”. “У нас очень чистая страна, нет никаких вредных производств, никаких промышленных объектов. Очень чистое море, в котором никаких отходов. И, по сравнению с соседними российскими курортами, у нас очень свободно”, – перечислил он.

Западным путешественникам, уверяет Геннадий Гагулия, не стоит опасаться поездок в Абхазию: в республике сейчас царит мирная обстановка, установившаяся после 2008 года. “Сейчас у нас мир, и туристов не должно ничто пугать. В 2008 году Россия признала Абхазию, Россия создала все условия для этого признания, она подтвердила, что в международном отношении будет поддерживать Абхазию”, – подчеркнул он.

Кроме того, продолжил глава ТПП, безопасность в Абхазии гарантируют российские военные. “Границы охраняются совместно – абхазо-российскими пограничниками. У нас стоит определенный российский контингент. Так что есть все гарантии безопасности”, – указал Гагулия.

Смутить европейских туристов может разве что отсутствие в республике официальных представительств западных стран, признал, вместе с тем президент Торгово-промышленной палаты. “У нас действительно нет представительств, консульств, и это немного пугает европейцев. С другой стороны, я им говорю: если с вами что-то случится в Сочи, там тоже нет французского консульства. Оно в Москве, которая за 2 тыс. км от Сочи, – сказал он. – У нас безопасность гарантирует государство. А западные консульства… Хотите – признайте нас и откройте, мы же не против”.

Признание независимости Абхазии западными государствами, продолжил Гагулия, никоим образом не влияет на развитие республики. Туристы из европейских стран, пусть и в малом количестве, ездят в эту черноморскую страну и так, открывая для себя новую культуру и не стесняя себя рамками политических предрассудков. “За прошлый год у нас было 1,5 млн туристов разных категорий, из них – 5 тыс. иностранцев из стран Евросоюза. Едут по-разному: некоторые через Россию, некоторые – через Грузию. Единственная проблема в том, что грузинская граница закрыта и пересечь ее можно только по специальному разрешению, но его можно получить в режиме онлайн. Таким путем в прошлом году у нас проследовала с грузинской стороны группа венгерских туристов”, – рассказал он.

При этом количество признающих стран для самого абхазского государства “не играет роли”, настаивает Гагулия. “Мы знаем для себя главное: Россия нас признала, у нас с ней прямые взаимоотношения, общая граница, и никаких проблем, связанных с соседством с Россией, нет. Весь импорт идет из России, весь экспорт – в Россию, рынок там всеобъемлющий, и все, что мы производим, идет туда. А что изменится, если нас вдруг признают США? Не станем же мы с ними торговать из-за этого”, – считает он.

Туризм – приоритетная отрасль экономики

Развитие туризма, особо отметил президент ТПП Абхазии, является одним из ключевых приоритетов для республики. “Главные приоритеты развития государства у нас – туризм и сельское хозяйство. Последнее – не столько в объемах, сколько в производстве экзотических фруктов, таких, как хурма, фейхоа, которые не произрастают в России”, – указал он.

Туризм же, продолжил Гагулия, в последние годы развивается в Абхазии особенно динамично. “После войны и блокады количество туристов у нас ежегодно увеличивается. Если 10 лет назад приезжало 300 тыс. человек, то на данный период туристов всех категорий у нас где-то до полутора миллионов. В основном это люди из России”, – отметил он.

На этом фоне, констатировал Гагулия, в Абхазии стремительные обороты набирает сооружение туристической инфраструктуры. “Идет бурное строительство кемпингов, мини- гостиниц, гостевых домов. По сравнению с 2013 годом за два года строительство таких объектов выросло в шесть или семь раз. Учитывая рост туристического потока, значительная его доля оседает в частном секторе. Для организованного отдыха пока не хватает площадей и койко-мест, поэтому многие идут к частникам”, – признал он.

Большой спрос на отдых в Абхазии, добавил Гагулия, особенно заметен в последние два года. “На 2016 год все туроператоры, которые работают с Абхазией, уже все путевки на сегодня продали. Такого никогда не было. Похожая ситуация была в прошлом году, но в этот раз почти все было распродано уже зимой”, – отметил глава ТПП.

Ставка на VIP-туризм

Как признал Геннадий Гагулия, стремительный рост числа отдыхающих для Абхазии не только благо. Имеющаяся в республике инфраструктура часто восходит еще к советскому периоду, и уже не всегда может справляться с возрастающей нагрузкой. В связи с этим абхазские власти делают ставку на развитие VIP-туризма, рассчитывая тем самым более рационально использовать имеющиеся у республики туристические козыри.

“Нам выгодно сейчас на имеющихся площадях получать “дорогого туриста». Наша цель – идти к развитию VIP-туризма. Лучше принять одного, с него получить тысячу долларов, чем принимать сотню и получать от них по десять долларов”, – заметил Гагулия.

Вместе с тем, продолжил он, VIP-туризм также требует создания определенной инфраструктуры, работа над которой сейчас ведется.

“Ежегодно у нас появляются новые для нас формы обслуживания. В прошлом году появился первый отель по системе “все включено”. Но это очень тяжело, потому что нужно соответствовать высоким стандартам”, – отметил глава ТПП Абхазии.

Весь этот процесс, добавил Гагулия, ведется усилиями предпринимателей, которые, в частности, стараются “подготовить имеющиеся здравницы под более высокие стандарты”. “Государство старается оказывать помощь тем, кто стремится построить современную, соответствующую всем требованиям инфраструктуру, – заключил он. – Со временем это все наладится. Мы ведь еще практически младенцы: нас признали только в 2008 году. Сейчас нам семь лет – только пора в первый класс идти. Поэтому, пока мы до 11 класса доберемся, закончим школу, у нас еще много времени”.